«Выйти из сделки было большой ошибкой». Аналитики о развале соглашения ОПЕК+

Источник: Максим Стулов / Ведомости

Сделка ОПЕК+ о сокращении добычи нефти прекратит действовать с 1 апреля, сообщил 6 марта министр энергетики Александр Новак. Россия продолжит сотрудничать с картелем в рамках хартии, но все обязательства по сокращению добычи со странами ОПЕК и «не ОПЕК» снимаются. Наращивание добычи нефти Россией теперь будет зависеть только от планов нефтяных компаний.

Камнем преткновения стала позиция России, которая отказалась углублять ограничения по добыче нефти, говорят участники переговоров.

Без участия России страны ОПЕК не видят смысла продолжать искусственно ограничивать добычу, сообщили представители нескольких стран картеля. «Ведомости» спросили аналитиков, как решение о прекращении сделки может повлиять на мировой рынок нефти и выгодно ли это России.

Читайте также

Дмитрий Маринченко, старший директор отдела корпораций Fitch:

«Рынок до последнего надеялся, что участницы соглашения ОПЕК+ смогут-таки найти какой-то компромисс. Основания для таких надежд были, в том числе потому что и для самой России уровень цен ниже $50 за баррель не слишком комфортный. Цены на нефть в ожидании избытка предложения будут снижаться и в среднем по 2020 г. могут оказаться в диапазоне $40−50 за баррель. Затяжное свободное падение котировок, как это было в 2015—2016 гг.…, вряд ли может повториться. Более того, при падении цен ниже $40 неизбежно сокращение сланцевой добычи в США, что может помочь балансировке мирового рынка. России снятие ограничений на добычу такой ценой крайне невыгодно. Эффект от роста объемов экспорта растворится в море убытков от падения цены, которую дадут за эту нефть. Решение выйти из сделки было большой ошибкой».

Антон Покатович, главный аналитик «БКС премьер»:

«Отсутствие договоренностей нефтеэкспортеров выступает весомым фактором в пользу движения нефтяных цен в диапазон $40−45. Более того, отсутствие компромисса между РФ и картелем формирует риски расформирования координации сторон, достигнутой за время действия ОПЕК+, по поддержанию ценовой конъюнктуры нефтяного рынка.

Фактически речь может идти как о сокращении объемов квот по снижению добычи, так и о выходе основных экспортеров из сделки (РФ и Саудовской Аравии) и их возвращении к наращиванию объемов добычи.

Антон Покатович

Если рынок останется без искусственной поддержки со стороны ОПЕК+ в условиях давления на мировую экономику со стороны вирусного фактора, на нефтяной рынок вновь может вернуться навес со стороны предложения, а основные игроки вернутся к ценовым войнам.

Читайте также

На наш взгляд, как дальнейшая ценовая конъюнктура нефтяного рынка, так и возможности дальнейшего взаимодействия картеля и стран вне ОПЕК будут определяться масштабами давления на мировую экономику и сроками активного распространения эпидемии. В случае перехода мировой экономики в рецессию под вирусным давлением, на наш взгляд, нефтяные цены могут демонстрировать снижение ниже отметок в $30. Такая ценовая конъюнктура может заставить экспортеров вновь вернуться к усиленной кооперации».

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности:

«Россия ожидает, что эпидемия коронавируса вскоре пройдет, Китай восстановит промышленное производство, спрос на углеводороды поднимется, и цены вернутся к уровню конца 2019 г., но для остальных участников соглашения цена между $40 и $50, которая устанавливается сейчас, критически мала, они не могут терпеть, деньги нужны сейчас. Но отдельно ОПЕК не будет вводить никакие квоты, в этом нет смысла, поскольку на весь картель приходится около 40% мировой добычи. Также Россия не пошла на компромиссные решения, поскольку отменить ограничение потом может не получиться.

В истории соглашения не было такого, чтобы после взятых обязательств страны-участницы отменяли их и наращивали добычу.

Игорь Юшков

Если Китай не начнет восстанавливаться, а страны максимально увеличат добычу нефти и начнется гонка добычи без самоограничений, цены могут упасть ниже $40 и даже $35 за баррель. Тогда стороны могут вернуться за стол переговоров, это будет некомфортно и для России. Мы вернемся в ситуацию 2015 г., когда и создавалась ОПЕК+».

Антон Усов, руководитель международной практики КПМГ по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора:

«Тот факт, что стороны не смогли прийти к компромиссу, вызывает удивление, так как эффективность механизма прошла проверку на протяжении последних трех лет. Возможно, это произошло из-за несогласия в распределяемых объемах. На мой взгляд, сегодняшнее решение не выгодно России, сохранение соглашения было бы более позитивным сценарием.

Читайте также

Сегодня потенциал наращивания добычи Россией составляет до 1 млн баррелей в сутки — это тот объем, который был законсервирован в рамках сделки ОПЕК+. На государственном уровне не предусмотрены механизмы регуляции увеличения добычи, но важно понимать, что в долгосрочной перспективе это не имеет большого смысла, так как создает угрозу спросу.

Если говорить о том, как это отразится на цене, — то я предполагаю, что падение ниже $40 за барель возможно в краткосрочной перспективе, так как в среднесрочном периоде такой уровень котировок не позволит компаниям инвестировать в поддержание добычи. Что, в свою очередь, станет фактором, способствующим возврату к переговорам».

Александр Губарев, директор департамента аудиторских услуг Deloitte:

«Резкое увеличение добычи при текущих уровнях цен вряд ли возможно, так как разработка месторождений, т.е. бурение новых скважин, процесс не дешевый, при отсутствии уверенности в экономической рентабельности будущей добычи нефтяные компании будут вести себя осторожно. Скорее они будут стремиться минимизировать свои затраты на фоне неопределенности с ценой на нефть.

В краткосрочной перспективе два фактора будут формировать динамику нефтяных цен в значительной степени: развитие ситуации с коронавирусом и ситуация на Ближнем Востоке.

Александр Губарев

Падение цены за баррель марки Brent ниже $40, так как это может привести к отрицательной рентабельности на многих месторождениях и сокращению добычи, что опять же будет способствовать росту цен».

Елена Вавина, Артур Топорков, Галина Старинская